Подводное фото - NEW
Подводное фото недели
Наземное фото недели
Случайное фото
Поиск по сайту

Туимский провал - Сибирь, Хакасия

Дайверское могущество России Сибирью прирастать будет

Всего четыре часа полёта, чтобы увидеть Абакан, столицу Хакасии. Прочь из холодной, продуваемой  ветром заснежной Москвы. Плюсовая температура, солнечная погода и отсутствие сугробов совершенно меняют традиционные представления о суровом климате Центральной Сибири. Дайверская удача забросила нас в предгорья Кузнецкого Алатау -- живописную долину реки Малая Сыя и шахтерский посёлок Туим, вместе с командой новокузнецких спелеподводников. 

Вдохновенной красоты горные хребты, поросшие лесом, культовые пещеры с наскальными рисунками и множество нетронутых исторических памятников. Первые поселения Homo Sapiens появились здесь примерно 34 тысячи лет тому назад. Наша дайверская база -- в посёлке Малая Сыя, излюбленном месте современных шаманов и знаменитой стоянки людей каменного века.

Именно тут были найдены каменные топоры, кости убитых нашими предками мамонтов и древнейший музыкальный инструмент Мира – пиритовая флейта. Здесь же обладающие чудесной лечебной силой солевые озера, испокон веков собирающие вокруг них страждущих людей. Целебная минеральная вода настолько сильно насыщена солевым раствором, что можно спокойно читать газету, лежа на поверхности озера.

За три тысячи лет до нашей эры здесь уже существовало процветающее государство, оставившее нам в наследство одну из древнейших обсерваторий Мира -- Ширинский «Стоунхендж с дольменами». Курганы и свежие раскопы могильников -- повсюду.

Но наша цель -- огромный провал в вершине горы у поселка Туим. Место, описанное в книге «Архипелаг ГУЛАГ» А.Солженицына, как Туимлаг – медно-рудные шахты, на которых очень «хорошо и быстро, за два года доходили зека». В сталинские годы склоны медной горы были буквально усыпаны узниками концентрационных лагерей советской власти.

Здесь работало до 2300 ссыльных одновременно. Для разработки кустообразного месторождения медной руды и молибденита внутри горы заключённые били множество штреков и штолен в толще известняков. Оставшиеся в живых местные жители рассказывают, что иногда они попадали в естественные карстовые полости или, выбирая руду, сами создавали огромные рукотворные подземные залы.

Позже, опасаясь обвалов, верхнюю часть горы обрушили направленным невероятной силы взрывом, создав таким образом величественный провал с вертикальными скальными стенами до ста сорока метров высоты. Через несколько лет после этого на дне провала образовалось чистейшее бирюзового цвета озеро, ставшее популярным местом исследовательских погружений пещерных ныряльщиков.  

*****
Лидер дайверского проекта по изучению Туимского провала – Олег Григорьев, опытный инструктор подводного плавания, спелеолог-подводник из Новокузнецка. «Впервые попал в пещеру ещё школьником». -- рассказывает Олег, – «Меня влекла темнота и вертикальные колодцы. Я был увлечён исследованием подземных залов, бесконечных лабиринтов и очарован таинственной магией подземного Мира.

Начинал я как обычный сухопутный спелеолог и член команды поддержки пещерных водолазов, таская для них баллоны по пещере. Но желание нырять в сифоны, чтобы найти продолжение пещеры, стало моей мечтой, и я начал учится подводному плаванию. Поэтому уже в 1983 году в возрасте 17 лет он погрузился в свой первый сифон пещеры «Ящик Пандоры».

Уже дайв-инструктором мне пришлось много путешествовать и нырять в самых различных местах: теплых и холодных морях, реках и озерах, общаться с большим числом подводных пловцов повсюду в мире. Кажется удивительным, что после этого я стал совершенно уверен, что именно пещерные дайверы -- это самые неординарные и талантливые люди из всех, которых я встречал по жизни»

Олег и его команда не первый раз посещают Туимский провал, они погружались здесь уже много раз. 
Вначале они навешивали верёвки и используя спелеологическую технику, спускались вниз сами и подводное снаряжение -- следом. Это было очень трудоемким и небезопасным занятием из-за частых камнепадов. Потом нашли заброшенную 250 метровую горизонтальную штольню, соединяющую провал с поверхностью горы.

Теперь, вооружившись шахтерскими фонарями, мы тащим наши баллоны через кажущийся бесконечным  подземный тоннель. Здесь очень холодно, минусовая температура и весь пол штольни покрыт льдом. Здесь нужно смотреть в оба, чтобы не растянутся на скользком льду, не стукнуться головой о торчащие повсюду куски арматуры и низкий каменный свод.

Счастливо избежав всех опасностей в штольне, мы выходим на толстый прозрачный лёд, покрывающий всё озеро на дне провала. Уходящие в небеса скальные стенки буквально нависают над головой. На льду видны разбившиеся глыбы -- следы недавних камнепадов. Вспоминая латинскую поговорку «Memento more», здесь не очень то расслабишься.   

Наша экспедиция -- часть многолетнего исследовательского проекта. Шаг за шагом, поездка за поездкой, погружение за погружением спелеоподводники обследуют все подводные пустоты. Здесь под водой множество подводных штолен. Часть из них имеют очень узкие входы, в других ещё остались старые рельсы, вагонетки, кабели и деревянные крепи. Дно озера, заваленное огромными глыбами, имеет глубины до 40 метров. Бытует мнение, что где-то здесь под водой существует проход из озера Туимского провала в природную карстовую полость, большую подводную пещеру.

Солнце не частый гость на дне провала, поэтому температура воды здесь редко поднимается выше +2, +3 градусов, а прозрачность воды зависит от времени года. Лучшая видимость до 20- 25 метров -- подо льдом, именно поэтому мы приехали сюда в конце Марта.           
*****
В рамках нынешних погружений в Туимском провале у команды исследователей есть несколько задач.
1/ Команда поддержки: Алексей Базаров, Владимир Комарисов и Глеб Ситников с друзьями сделают две большие проруби-майны во льду толщиной девяносто сантиметров. Одна из них прямо у выхода из штольни, где глубина озера 18 метров, другая – над глубокой частью, прямо над возможным входом в подводную пещеру. Необходимо будет также проложить 150 метров ходового конца по дну на глубинах от 18 до 40 метров между прорубями.

2/ Команда поддержки в том же составе установит уникальное дайвинг снаряжение - экспериментальный водолазный колокол – подводную палатку. В прошлом году, при попытке сделать это не выдержал и лопнул шести тонный стальной трос. Сейчас спелеологи внесли нужные конструктивные изменения и отлично подготовились.

3/ Только после успешного завершения всех подготовительных мероприятий Олег Григорьев собирается -- достичь максимально возможной глубины и исследовать новую подводную пещеру.

*****
«Дайвинг - это прежде всего удовольствие и стремление к духовному и физиологическому совершенству. Именно здесь в провале для этого есть всё: огромные подводные объёмы, глубина, мрак и ледяная прозрачная вода. Даже самый мощный фонарь не всегда добивает до противоположенной стены или потолка огромного поземного хода. Да и сама история появления провала и связанные с этим события наводят подводника на мрачные мысли. Больше всего я боюсь убийственного чувства холода под водой и нестабильной работы или замерзания регуляторов, когда приходится закрывать вентиля баллонов и ждать, пока редуктор оттает.

И так раз за разом до следующего отказа дайвинг снаряжения. Мне очень нравится погружаться в провале, хотя и приходится иногда  пересиливать себя. Для Туимских погружений нужна уникальная человеческая выносливость и огромное здоровье».—рассказывает Олег, -- «Сибиряки все-таки отличаются от европейцев. Может быть они думают меньше, но за счет сибирского темперамента делают всё быстрее и более рационально. Иначе просто нельзя.

Чтобы стать хорошим спелеоподводником, нужно быть очень умным, расчетливым и богатым человеком – это, как минимум, первые ключевые условия получения высокого звания пещерного дайвера. Плюс к этому узкие мутные сифоны сибирских пещер с холодной стоячей водой, которая так легко мутится, что приходится искать дорогу домой,  как правило, на ощупь, добавляют сюда такие качества сибирских спелеологов-подводников, как феноменальное терпение и целеустремлённость».       

*****
Длительное нахождение подводника (более полутора часов) в ледяной воде опасно для его жизни, От  переохлаждения сводит мышцы, появляется тремор рук и ног, начинаются галлюцинации, после этого возможна потеря сознания или засыпание под водой. Поэтому был придуман уникальный план, проведения погружений с минимально возможным риском.

Олег, традиционно, разныривается пару дней на воздухе до глубин 55- 60 метров, поверяет подгонку и работоспособность всего дайвинг снаряжения, освежает навыки работы с ним и приводит себя в порядок. На этот раз для основного погружения приготовлены: «донная смесь», с максимальной расчётной глубиной 90 метров, состоящая из 16 процентов кислорода, 34 - гелия и 50 – азота, «Travel смеси» 28 и 50 EAN и плюс к этому отдельный баллон с кислородом для декомпрессии с пяти метров. Из-за опасности замерзания регуляторов, поворотная точка и время возвращения планируются при расходе только одной пятой запаса газов вместо, традиционной одной трети. Больший запас воздуха, оставленный  на возвращение, позволит сделать столь экстремальное погружение хоть немного более безопасным.    

Погружение начинается в проруби. Погрузившись под лёд, Олег начинает быстрое падение вдоль уже провешенной верёвки в пределах видимости стены провала. На глубины 22 метра открывается огромная арка, высотой порядка 20 и шириной приблизительно 30 метров – величественный вход в пещеру и самую глубокую подводную часть провала. На дне арки огромная  плоская глыба, лежащая на круто наклонном склоне. На её глубоком конце закреплён ходовой конец с прошлых погружений. В этот момент, оглянувшись назад, ещё можно увидеть зеленоватый сумрачный дневной свет, с трудом пробивающийся сквозь огромную толщу воды. Там далеко за толстым слоем льда и воды остались друзья, там тепло, воздух и светит солнце.

Оттолкнувшись от склона, спелеолог-подводник продолжает бесконечное падение в черную манящую бездну. Временами падения кажется настолько быстрым (склон 45-50 градусов), что Олег теряет из виду ходовой конец и опять попадает на него только на глубине пятьдесят метров. Во время этого падения он старается держать правильное направление и ориентироваться по глыбам завала. Объемы хода впечатляют. Насколько пробивает фонарь, темнота вокруг, только иногда видна правая стенка хода. Не оставляет ощущение, что вода здесь черного цвета.

Олег спускается вниз среди огромных глыб размером в несколько раз больше человеческого роста. Временами его ходовой конец кажется проложенным прямо в пустоте. Глыбовый завал за спиной, а впереди, куда добивает фонарь – всепоглощающий мрак и влекущая неизвестность. Спуск длился уже 13 минут, когда на 70 метрах началось выполаживание склона, а на 80-ти появился горизонтальный участок, покрытого крупным щебнем дна. Ни пололка, ни стен не было видно. Двигаться можно было в любую сторону. Олег выбрал направление и начал разматывать свой тонкий белый «ходовик». Время от времени он подвсплывал, что бы оглядеться получше.

Страхи о возможных отказах дайвинг снаряжения стали напоминать о себе назойливым зловещим шёпотом. А мысли о долгой декомпрессии в ледяной воде уже здесь начинали сковывать тело. Но все-таки надо двигаться вперёд, так уж устроен человек – ему обязательно надо совершить географическое открытие, достичь своего полюса. И здесь самое сложное -- не переступить ту грань, дальше которой не стоит идти, не сделать лишнего опрометчивого шага, чтобы не потерять жизнь.

Всего три минуты на глубине в пещере потрачено на исследование и поиск дальнейшего продолжения.  Сделано! Олег фиксирует ходовой конец, обматывает его вокруг камня и завязывает узел. Пришло время возвращаться. Теперь домой, к теплу, свету, надежде и улыбкам – долгий путь сквозь ледяную толщу пещерной воды. На глубине 40 метров, надо будет перестегнуться на ходовой конец, указывающий путь к колоколу, пройти 150 метров подо льдом до мелкой части озера, где под второй майной уже установлен тёплый подводный дом и баллоны с кислородом. Там уже в относительном комфорте можно будет отсидеть время, положенное для декомпрессии.

Длинной дорогой к поверхности Олег старался приободрить себя и перебирал в памяти все забавные истории, случившиеся с его знакомыми под водой. В пещерном мраке, останавливаясь на глубокие декомпрессионные остановки с шестидесяти метров, он думал об испуганном мальдивском дайвере, спрятавшемся от рифовой акулой в подводном гроте. Только там, в полной темноте этот аквалангист почувствовал себя в безопасности, причем настолько, что никто не мог выманить его обратно.

Противостоя холоду и накатившей усталости после глубоководного погружения, Олег вспоминал спелеоподводника Ивана, заснувшего в глубоком 45 метровом сифоне. Усталость и действие азотного наркоза, так повлияли на него, что его мозг, буквально, отключился, по инерции, активно работая ластами и продолжая движение вдоль ходового конца. Проснулся Иван в холодном поту, на скорости врезавшись каской в стену. Ему просто повезло, что он оказался пристёгнутым карабином к ходовому концу. «Как? Чего? Расскажи»?-- спрашивали его позже друзья. «Ничего не помню» -- отвечал Иван,-- «помню только сильный удар головой о стену. Бац!!! И я просыпаюсь. Где я? В сифоне?!!! Вперёд!»

У подводного дома Олег, думал о своих кумирах Оливье Ислере и Иохане Хазенмайере, самых выдающихся спелеоподводниках мира. Героях, сломавших многие рекорды и оставшиеся в живых,  только потому, что они верили в себя, правильно планировали погружения и благодаря отличной работе группы поддержки. «Наша сила в нашей команде и её помощь жизненно важна для меня. Я не смог бы сделать это погружение без помощи и поддержки Алексея Базарова, Глеба Ситникова и Владимира Комарисова» -- рассказывал позже Олег.

«Многие считаю нас ненормальными. Зачем нырять в таком месте? Но для меня холодная вода, приличные глубины – отличная тренировка, прекрасный отдых. Нам просто интересно обследовать весь Туимский провал, погрузится ещё глубже. Кроме того, здесь идеальный полигон для тестирования снаряжения здесь в самых экстремальных условиях. Моя мечта – найти самое совершенное, безотказное подводное снаряжение, хотя последнее время я уже начал сомневаться, что такое вообще существует» 
-- поддерживает разговор Алексей Базаров

«Туимский провал – это ощущение глобальности и несоразмерности человека с природой. Нами движет стремление прикоснуться к неизвестности, азарт первооткрывателей неизвестного доселе подземного гидрокосмоса. Это долгий путь внутреннего совершенствования и непрерывных подводных приключений. Здесь под водой слышен голос Бездны, дающий мне это незабываемое ощущение умиротворённости. Одной из причин этого, возможно, является «Феномен Григорьева», когда его  огромный запас безопасности под водой, начинает оказывать столь сильное влияние и на остальных членов нашей команды. История о древней подводной пещере -- может быть это только легенда, но мы всё равно верим в мечту и тешим себя надеждой найти её» -- рассказывает Глеб Ситников. 

После завершения наших погружений Олег Григорьев высказал мнение, что даже если в ближайшем будущем произойдёт технологический прорыв и рабочее давление в баллонах увеличится до 1000 атмосфер, или даже если вдруг появятся ребризеры, реально работающие в холодной воде, все равно Туимский провал останется уникальным полигоном для тестирования всех новинок.

Не удивительно, что очень мало из того, что пригодно только для красноморских техно-дайверов выживает здесь. Постепенно шаг за шагом, уходя от назойливой рекламы, спелеоподводники будут тестировать и выбирать самое надёжное и безотказное для всех типов погружений. Олег так же уверен, что его погружения в Туимском провале вдохновит подводников на исследовательские погружения и в других уникальных местах нашей страны.

«Я патриот своей страны и уверен, что будущее дайверское могущество России Сибирью прирастать будет» -закончил свой рассказ о Туимском провале Олег Григорьев.

Андрей Бизюкин, andrey.bizyukin@gmail.com

фото автора
 


Возврат к списку

© DivePlanet 2022