Подводное фото - NEW
Подводное фото недели
Наземное фото недели
Случайное фото
Поиск по сайту

White Crack - пещера, 100 м, Шарм эль Шейх

Автор публикации Геннадий Фурсов

Технический дайвинг в Египте – новое место (погружение в пещеру White Crack, Шарм эль Шэйх)
  
Сергей Андреев, первопроходец глубокой части, рассказывает 
Немного истории

Пещеру обнаружил Геннадий Фурсов во время серии технических погружений с Дмитрием Подольским. В свободное время он решил обследовать риф Woodhouse с целью поиска интересных мест для будущих погружений. Ему удалось найти вход в неизвестную ранее пещеру и обследовать её до глубины 60 м.

Описание пещеры

Пещера находится на склоне внутренней стороны рифа Woodhouse (со стороны острова Тиран). Вход на глубине 49 метров в коралловой шапке. Найти его без гида практически невозможно.

От входа идут две небольшие галереи - налево и направо. Правая, большая по размеру, быстро заканчивается, левая меньшая, но вполне проходимая для дайвера со спаркой, уходит параллельно рифу и быстро достигает глубины 60 метров. В этом месте топология пещеры сильно меняется. На 62 м узость ограничивает возможность прохождения в классическом дайвинг снаряжении. Боковая подвеска позволяет свободно продолжить погружение.

Ход переходит в вертикальную широкую щель, ориентированную вдоль рифа. Дальний от рифа склон имеет несколько ступеней покрытых белым силтом. Ближняя стена почти отвесно уходит вниз. Ходовик близко к вертикали падает до глубины 96 метров. Нижняя часть щели не однозначна, это может быть как дно пещеры, так и следующая ступенька.
Объём немного мутится, но общая видимость не падает.

При планировании погружения стоит учитывать, что первая глубокая остановка может быть до выхода из узости. При использовании дополнительного стэйджа его, возможно, придётся отстёгивать в “нон-майдмаунт колбасу”, и оставлять на ходовике.

Погружение

5 апреля Геннадий Фурсов, Сергей Андреев и Андрей Рянский предприняли попытку прохождения пещеры за отметку 60 метров.
Конфигурации и газы:
Геннадий Фурсов
Air Спарка 2х12 l
EAN 32  12 l
EAN 80  10 l
Сергей Андреев (сайд-маунт)
Tx 15/36 2х15
EAN 32  12 l
EAN 80  10 l
Сэйфти стэйдж Tx 20/18 10 l
Андрей Рянский (суппорт, фото)
Air Спарка 2х12 l
EAN 50  10 l
Газы подбирались исходя из запланированной глубины 90 метров для сайд-маунт дайвера, и рабочих глубин для страхующих дайверов.

В фазе погружения было потрачено некоторое время на поиск входа в пещеру, что привело к некоторому дополнительному, но не критичному расходу газа. У входа в пещеру Геннадий и Сергей оставили свои стэйджи, Андрей, нёсший до этого момента сэфти-стэйдж, передал его Фурсову.

Сергей начал простановку ходовика от входа. Геннадий остался на глубине 60...61 м перед узостью с сэйфти стдэйджем. После прохождения узости открылась большая вертикальная щель-шахта. На глубине 70..76 м была обследована тупиковая щель. Пришлось довольно активно двигаться вдоль узкой щели, поэтому в один момент ходовик запутался за первую ступень регулятора. Пришлось потратить некоторое время на распутывание. После удачного окончания этой процедуры Сергей продолжил погружение в шахту. На 90 метрах  было желательно закончить прохождение по PO2, но в это месте не было ни одного элемента, за который можно было бы завязать катушку. Пришлось быстро опуститься до 96 метров и завязать её там за выступ стены. В этот момент количество израсходованного газа в танках перевалило за треть, поэтому подниматься пришлось максимально быстро. Подходя к первой глубокой остановке на 62 м, Сергей увидел своего партнёра с запасным стэйджем. Эта картина излучала радость и свет (свет давал 35-ти ватный хид Геннадия, а радость излучал он сам – по глубине первой остановки Сергея Геннадий тут же понял, что найдено глубокое продолжение пещеры)

Дальнейший подъём проходил штатно. На выходе были взяты основные стэйджи, и Сергей перешёл на запасной тримикс: во-первых, бережёного бог бережёт, во-вторых, очень хотелось сократить деку. Ещё перед погружением запасной тримикс был введён в газ лист, но не активирован. Теперь оставалось его только активировать.

45 минут 6-метровой остановки на красивом рифе прошли совсем не тягостно. Запомнилась большая стая крупных собачезубых тунцов, прогуливавшихся по рифу. Скоро дайверы опреснялись на боте и готовились к обеду, делясь увиденным. На карте мест для технического дайвинга в Египте появилось новая отметка.

Время погружения – Сергей Андреев, Геннадий Фурсов – 118 минут, Андрей Рянский – 98 минут

Погружение проводилось на базе дайвинг центра "Дельфин", Шарм эль Шейх, Египет. 

Слово Геннадию Фурсову, первооткрывателю пещеры 

Ежегодно в Шарм эль Шейх прилетает несколько миллионов туристов из России, Англии, Италии, других стран. Тысячи из них – дайверы. Сотни дайвинг инструкторов, в том числе технических, живут на курорте годами, и, кажется, знают каждый коралл и каждую рыбу в окрестных водах. Поэтому я никогда не смог бы предположить, что на каком либо из традиционных мест погружений, таком, например, как Woodhouse риф у острова Тиран, на относительно небольшой глубине можно обнаружить пещеру, о которой абсолютно никто не знает!

Как это порой случается в жизни, открытие это было сделано случайно. Один из моих знакомых, швейцарец, зайдя в воду с корабля не совсем там, где это делают обычно все дайверские группы, на сорока метрах обнаружил «коралловую голову», рассеченную пополам. Присмотревшись, он понял, что щель эта черной дырой уходит вглубь рифа. Как глубоко, он проверять не стал, так как для этого не было ни подходящих газов, ни оборудования, да и, понятно, он и не планировал никаких проникновений. Так об этом месте узнал я. Насколько оно перспективно, стоит ли на него тратить время, силы и газы, было абсолютно непонятно. Этот ход мог заканчиваться тупиком метров через пять –десять и было бы обидно потратить на это полноценный дайв. Поэтому, во время очередной серии технических погружений с Дмитрием Подольским и его тезкой – Димой Шутченко, я уговорил их «додышать» газы после относительно неглубокого погружения на Лару – затонувший корабль у рифа Джексон. Местоположение возможной пещеры объяснено мне было довольно условно, поэтому, чтобы обнаружить ее, потребовалось порядка сорока минут. Это была коралловая «шишка», ничем не отличающаяся от еще нескольких таких же, тянущихся в этой части рифа цепочкой, каждая метрах в тридцати одна от другой, практически такой же. Глубина небольшая – вершина «шишки» - сорок метров, ход начинается на сорока пяти. Так как газов оставалось к тому времени уже мало, я только заглянул в него, понял, что в пределах видимости он не заканчивается и есть смысл вернуться. Зато теперь я точно знал, где находится эта пещера.

Следующего раза долго ждать не пришлось. Вскоре, вместе с одним из своих учеников я уже целенаправленно опустился к этой пещере. Задачи, делать какие либо глубокие проникновения, не стояло, планировалось только зайти внутрь, понять, как глубоко идет ход, осмотреться снаружи. Для спуска и возможного поиска пещеры мы взяли по стэйджу с 32-м найтроксом. Донный газ – воздух, декомпрессионный – 80-й найтрокс. Отчего же все-таки до этого времени никто об этой пещере ничего не знал и не нырял в нее? Дело в том, что риф Woodhouse – самый длинный из четырех рифов у острова Тиран и погружения на нем обычно начинаются на расстоянии примерно трети всей длины от южной оконечности рифа. Для технических дайверов здесь тоже есть свой, известный уже объект – еще одна пещера, начинающаяся в небольшом каньоне ближе к северной оконечности. Вот начало рифа и оставалось почти неисследованным. В этот раз пещеру также пришлось поискать, но, уже гораздо меньше времени. Ученик мой остался снаружи, я же, оставив стэйджи под его присмотром, начал разматывать ходовик. Ход был достаточно широким для одного дайвера в спарке и сразу же метра на три шел вертикально вниз. Здесь он раздваивался. Пройдя немного влево, я понял, что здесь тупик. Вернулся, пошел в противоположном направлении. Ход под углом градусов пятьдесят уходил в глубину. Довольно быстро я достиг шестидесятиметровой отметки. Дальше ход сужался настолько, что продолжать погружение я поостерегся. Во-первых, лезть в эту узость в стандартной конфигурации со спаркой на спине, не зная, расширяется ли она дальше, было просто рискованно. Во-вторых – воздух все-таки не лучший газ для глубоких погружений в пещеры. Шестьдесят метров, заканчивающиеся узостью – на сегодня достаточно. Выйдя из пещеры, я спустился немного вниз по склону, рассчитывая увидеть какие-то признаки пещеры снаружи. Гладкий, ни о чем не говорящий песок.

Позже мной здесь было сделано еще одно подобное погружение. Ничего нового оно не принесло – я просто еще раз убедился, что для того, чтобы исследовать эту пещеру дальше, нужно осваивать новую конфигурацию снаряжения. Решением вопроса виделся сайд маунт, т.е. крепление баллонов с донным газом по бокам, под мышками. Спарка в этом случае не используется вовсе. Многие подводные пещерные исследователи, российские в том числе, пользуются подобной конфигурацией дайвинг снаряжения в своих погружениях, особенно, если маршрут пролегает через труднопроходимые узости. Такое решение уменьшает габариты подводника, освобождает его от громоздкой в этих условиях спарки, позволяет принять наиболее обтекаемое горизонтальное положение при исследовании низкопрофильных ходов. Боковая развеска баллонов также позволяет легко и быстро отстегнуть их нижние крепления и держать баллоны перед собой в момент прохождения самых узких мест.

Возможность проникнуть вглубь пещеры появилась  спустя примерно пол года. В апреле 2008 понырять в наш дайв центр приехали подводный фотограф Андрей Рянский и известный в дайверских кругах исследователь подводных пещер Сергей Андреев. Сергей обладал достаточно богатым опытом  использования  боковой подвески баллонов при прохождении пещер и узостей в них. Такую возможность грех было упустить и в один из дней мы решили наконец-то узнать, что там, за узостью. Основным дайвером выступал Сергей, моей задачей была страховка внутри пещеры, на отметке 60 метров, Андрей должен был фотографировать и следить за нашими стэйджами снаружи пещеры. Для Сергея в качестве донного газа был приготовлен тримикс 15/36, забитый в два независимых стальных 15-литровых баллона. Тх 20/18 в 10-литровом баллоне использовался в качестве страховочного газа. Нес его я и должен был держать наготове непосредственно перед самой узостью, на случай, если у Сергея возникнут проблемы с запасом газа на обратном пути. 32-й найтрокс использовался для поиска пещеры вначале погружения и как ран-газ по выходу из нее. Декомпрессионный газ – 80-й найтрокс. Мои газы были: воздух в 12-литровой спарке в качестве донного газа, 32-й и 80-й найтрокс для подъема и декомпрессии. Газы Андрея – воздух в спарке и 50-й найтрокс для декомпрессии.

Традиционно потребовалось какое-то время на поиск пещеры. Оставляем свои стэйджи снаружи, Сергей начинает разматывать ходовик. До узости доходим быстро, я останавливаюсь. Сергей, без видимых усилий на преодоление препятствия, продолжает прохождение. Я открываю вентиль на страховочном баллоне, достаю шланг регулятора, держа его наготове, и, свечу в черную дыру, куда ушел Сергей, для того, чтобы помочь ему сориентироваться на обратном пути.

В это время, сразу после прохождения узости, Сергей оказался в довольно широкой щели-шахте, вертикально уходящей вниз. На 70-75 метрах им была осмотрена оказавшаяся тупиковой щель. Во время этого осмотра произошел неприятный инцидент  - ходовик намотался на первую ступень одного из регуляторов Сергея. Какое-то время ушло на распутывание. Продолжив погружение и дойдя до глубины 90 метров, где пещера все еще не заканчивалась, Сергей решил разворачиваться. Была уже израсходована треть от всего запаса газа и парциальное давление кислорода в дыхательной смеси достигало значения 1,5 атмосферы. Но, в этом месте было абсолютно не за что привязать ходовик. Пришлось опуститься еще на шесть метров, зафиксировать ходовик и только затем начать подъем. Подниматься до первой глубокой остановки 62 метра пришлось максимально быстро.

В это время я начал уже волноваться. Света фонаря Сергея видно не было, времени прошло довольно много, стрелка моего манометра была близка к критической отметке. Стал вспоминать, как учили на пещерных курсах действовать в подобных ситуациях – оставить на ходовике включенным один из своих запасных фонарей, стрелку, указывающую направление на выход, слэйт с сообщением о том, что ждем напарника снаружи и, в нашем случае, конечно же,  запасной стэйдж. Но, к счастью, ничего из перечисленного делать не пришлось – показался свет и, через минуту я увидел Сергея, зависшего ниже узости для прохождения глубокой остановки. Свет моего фонаря и наличие полного баллона с дыхательной смесью его, в свою очередь, тоже порадовали. По глубине первой остановки я понял, что максимальная глубина была близкой к ста метрам. Выход из пещеры и дальнейшая декомпрессия прошли штатно. Общее время погружения – 118 минут.

Наконец-то тайна пещеры была приоткрыта. Не было ясно, заканчивается ли она на 96 метрах, где Сергей привязал свой ходовик, но, зато, была пройдена узость, за которой пещера расширялась и уходила вглубь. Посовещавшись, мы придумали имя для новой пещеры – White crack – Белая расщелина. Белой мы ее назвали из-за силта – очень мелкого песка белого цвета, лежащего на всех выступах вновь обнаруженной пещеры.

Примерно через три месяца  ко мне приехал понырять давний знакомый и напарник по многим погружениям Сергей Долотов. С ним мы в свое время возродили для исследований самую глубокую пещеру в национальном парке Рас Мохаммед, которая в итоге была пройдена до конца и где была достигнута глубина 146 метров, с ним же мы уже заглядывали в Белую Расщелину. В этот раз мы решили пройти узость и посмотреть, куда пещера идет дальше, после отметки 96 метров.

Классического сайд маунта ни у меня, ни у Сергея не было, поэтому было решено соорудить его из имеющихся  элементов снаряжения. Как вариант рассматривалась моностропа с двумя пристегнутыми к ней баллонами, одетая под спарку. Спарку предполагалось снимать и оставлять снаружи пещеры. В этом случае обязателен был сухой костюм для компенсации потери плавучести с увеличением глубины. Но, в конце концов, от этой идеи отказались. В итоге мы использовали собственноручно приготовленный «бутерброд» - крыло, при помощи двух коротких болтов с гайками и шайбами,  зажали между двух спинок, одна из которой, понятное дело, с подвеской. К D-кольцам на подвеске прикрепили все необходимые баллоны, в нашем случае четыре, два из которых планировалось оставить снаружи пещеры. В открытой воде с четырьмя баллонами, подвешенными таким образом плавать было несколько неудобно – заваливало вперед, но, отстегнув два из них, я не испытывал ни малейшего дискомфорта.

Вот в такой конфигурации мы и начали очередное исследование White crack. Традиционно потратили какое-то время на поиск входа в пещеру, где я, быстро отстегнув декомпрессионные баллоны и аккуратно пристегнув их карабины к начинающемуся здесь же ходовику, оглянулся на Сергея. Он был рядом, поэтому я, не теряя времени, начал прохождение.  Узость прошел не очень гладко – намутил, отметив про себя, что эту муть  придется проходить Сергею, что, в любом случае, только ухудшит видимость, и еще нам обоим на обратном пути. Но, пока что, вокруг меня была кристально чистая вода , в которой я медленно падал вдоль ходовика, осматриваясь вокруг. Белый силт на стенах пещеры отражал свет моего фонаря, что давало ощущение большей освещенности. Сергея видно не было. Я понял, что ему что-то помешало, но не волновался, так как до сужения пещера была довольно простой, а Сергей в подобных местах бывал не раз и чувствовал себя в воде уверенно. На 72-х метрах ходовик ушел вправо и дальше вглубь. В одном из баллонов уже израсходована треть от первоначального запаса газа. Переключаюсь на второй. Продолжаю осматриваться. Местами стены имеют отрицательный уклон и почти идеально ровную и чистую поверхность без малейших наростов или отложений песка. Камень выглядит как гранит. Вот и окончание ходовика – 96 метров. Опускаюсь чуть ниже, не теряя его из вида. Метрах в двух внизу вижу дно пещеры. Ход ведет еще метра на три вперед, где заканчивается тупиком. Очередная пещера пройдена. Пора обратно.

Поднявшись к 62-м метрам, останавливаюсь. ВР3 показывает первую глубокую остановку. Впереди муть так и не осела. Через две минуты, держась пальцами за ходовик, двигаюсь вперед, по направлению к выходу. Баллоны время от времени расклиниваются в узости, приходится сдавать чуть назад, поправлять их и  затем продолжать движение. Рука, скользя по ходовику, натыкается на стрелку. Все, узость пройдена, до выхода осталось чуть-чуть. Вот уже и свет виден. На выходе ждет Сергей. Как оказалось, у самого входа ходовик зацепился за вентиль одного из его баллонов. Пока распутывал – потерял время. Такое бывает – пещера не пускает. В этом случае с ней лучше не спорить. Будут еще возможности.

Итак, еще один дайв-сайт для опытных технических дайверов был добавлен на подводную карту Шарм эль Шейха. Подводя итоги наших погружений, как всегда, извлекаем уроки. По мне, так даже лучше, что погружение получилось «соло». Не особо комфортно чувствовал бы себя замыкающий дайвер, когда впередиидущий в облаке мути, продирался бы сквозь узость, закрыв собой на время путь к выходу. Лучше оставлять напарника перед узостью со светом и страховочным баллоном, как в нашем погружении с Андреевым. Конфигурацию сайд маунт лучше использовать традиционную, продуманную за время использования многими подводниками. Хотя и наше ноу хау имеет право на жизнь, надо только доработать систему креплений баллонов. И еще осталось легкое чувство сожаления оттого, что последнее на сегодня из известных, но не исследованных мест для технических погружений в регионе стало пройденным этапом.

 


Возврат к списку

© DivePlanet 2022