Подводное фото - NEW
Подводное фото недели
Наземное фото недели
Случайное фото
Поиск по сайту

Дмитрий Подольский, Евгений Гасишвили - Иоланда, наш проект

Дмитрий Подольский

Едва я понял, что нужно нырять по ходовику, натянутому как тетива, как у меня сразу появилась паранойя - "он оборветься, нас унесет" - и так далее и тому подобное. С этим я и нырял на 170 и 202. Когда Гена выражал беспокойство по поводу манометров,  я все время думал о ходовике и волнах в которых нас вряд ли кто заметит. У всех свои черти в голове.

Гена, пожимая мне руку по на обратном пути, где-то в районе 50 метров, улыбался, а я все время думал об этой веревке. У меня периодически возникало вертиго, при всплытии - я говорю именно про крайние погружения - на 170 и 202 метра. Поэтому когда Гена показал, что у него кружится голова, я особо не придал этому значения, но потом, стал понимать, что начались  проблемы. Я не знаю как бы я действовал во всей этой ситуации, но безусловно, Гена поразил меня своим спокойствием и силой воли, которая потребовалось ему для продолжения декомпрессии самостоятельного переключения газов ...да и жизни. Спасибо, Оксане, которая находилась рядом.

Мы с Геной называем нашу команду поддержки "Dream Team", и это не просто теплые чуства к людям, которые зажглись нашей идеей, потратили собственные деньги и время ( в том числе "отпускное") чтобы неделю снимать с нас баллоны, затаскивать 20л стальные спарки на бот после наших погружений, переживать и "развлекаться" с маской и трубкой в шторм, затаскивая/оттаскивая нас  - нет, не только это.

Просто представьте себе, сильное волнение на море, наш мальнький бот (ну совсем он был маленький) бросает из стороны в сторону, мы под водой, ребята уже знают, что не так все гладко у Гены, и вдруг рветься еще и ходовик, который наматывается на винт.

Я не засекал сколько времени им потребовалось на решение этой проблемы, мне кажется не более 15 минут. Причем я видел, что Женя плавает над нами с трубкой - для того что бы не потерять нас из виду. Оксана Истратова, неудачно выпустила желтый буй, который не вышел на поверхность, поэтому я, признаюсь честно, не спускал с Жени глаз... Уже потом узнал, что мой близкий друг и бадди Дима Шутченко, полез под прыгающий на волнах корабль и вытащил застрявшую канистру с буем (сильно рискуя пробить себе голову) на который Володя и Саша привязали все имеющиеся грузы и доставили нам. Серьезная, вдумчивая, без малейшего намека на панику работа команды поддержки.

Я это говорю, потому что, недавно услышал мнение, о том, что все что было сделано было сделано неправильно, опасно  и проч. Естественно, как это обычно бывает, от людей которые, даже близко не были на таких глубинах, но это не важно.

Безусловно, от  наличия спонсоров, 15-20 человек  и прочих радостей никто бы не отказался, но пока, к сожалению у нас в стране, этот вид спорта\ отдыха, становиться интересен только, когда случается несчастье - кто-то утонул, пропал и проч. Я это говорю осознанно, так как потратил достаточно времени, на переговоры с разными людьми-в поисках спонсоров. Также как и одна ведущая телекомпания, попросила за размещение сюжета баснословные деньги, упомянув, что "...а вот если бы случилось ЧП тогда другое дело...". 

В заключении, скажу, что это наш проект (Мой, Гены, Саши, Димы, Жени, Володи, Нила, Кати Шерман, нашего подводного оператора и Миши Тормозова - наш "телевизор" ), который мы сделали собственными силами и за собственные деньги, не говоря уже о своем здоровье. Я потратил значительные деньги еще в Москве, для того чтобы затраховать свою жизнь, включая понятие "глубоководные водолазные работы", написать завещание, и уладить другие финансовые обязательства.

Я это говорю к тому, что абсолютно не приемлю каких-либо высосанных из пальца замечаний или поиска "жаренных" фактов по отношению к моему проекту.

Евгений Гасишвили

Прочитал воспоминания Гены и Димы и как будто снова побывал там вместе со всеми. Хочется тоже поделиться своим видением тех событий. Для меня все дни погружений были интересные и запоминающиеся. Первый день, когда команда суппортов встретилась с Геной и Димой первый раз под водой, а потом всплывали в «синьке» с дельфинами. Незабываемые ощущения.

Но, как я понимаю, интересует, прежде всего, крайний день. У всех у нас есть, конечно, свои мысли, как сделать правильно и лучше, но, как вы понимаете, проще всего советовать, а вот нырнуть на Иоланду гораздо сложнее. Когда я увидел утром условия, в которых ребятам придется погружаться, я понял, что будь я на их месте, я бы этого сделать не смог.

Да, капитан, выбросил не правильно, пытался тащить ребят на конце, очень быстро, на Диме и Гене было по 8 !!!!! баллонов, Вы представляете, какое сопротивление воды они испытывали ?! Я тогда находился на боте, а все суппорты – Саша, Вова и Дима находились в воде с ребятами. У меня бы не хватило после этого ни моральных, ни физических сил после этого нырять на ТАКУЮ глубину ! Ребята нырнули.  Здесь идет речь о том, нужны ли рекорды ? Глупый вопрос ! Конечно нужны ! Только поставит их могут единицы ! И я горжусь, что я знаком с этими людьми.

Погружение……. Все началось с того, что когда выбрасывали второй, резервный конец и буй, Оксана, неправильно поняв команду Нила (РЕДИ – готовность !) крикнула – КИДАЙ ! Мы, находясь в жутком напряжении, резко кинули груз и буй и, естественно, не попали.

Дальше ребята нырнули, мы жутко переживали за них. Дима Шутченко был первым суппортом, который нырнул к ребятам, когда они обозначили себя буями, всплыв до 50 м. Затем нырнули мы, когда всплыл Дима. Нырнули Оксана, Володя Петров и я. Мы договорились, что Вова будет суппортом у Димы, а я у Гены, а Оксана будет поить и кормить ребят. Мы нырнули, все шло нормально, потом Оксана почему-то решила нырнуть и забрать тот буй, который висел на глубине 55-60 метров. Оксана взяла у Гены тревел с тримиксом, и резко поплыла вниз, а мы с Вовой этого не видели, и когда Оксана ушла вниз на такую глубину, как мы думали на 32-м найтроксе, мы с Володей ушли ниже ребят и смотрели куда она пошла как раз тогда, когда у Гены начались проблемы. Я думаю, что это ускорило этот процесс. Гена под водой закричал на меня, я поднял голову и понял, что я ему мешаю, поднялся выше него. Затем началась самая напряженная часть деки, которая требовала постоянного контроля с нашей стороны. Мы ныряли к ребятам, очень переживали за них, прося Оксану как можно больше времени проводить с ними, потому, что им было безумно тяжело, а нахождение женщины рядом помогало им морально.

Вроде все шло уже нормально, если это слово приемлемо в этой ситуации. Я готовился к очередному погружению к ребятам, стоял одетый на дайв-деке, должен был сменить Оксану, капитан (или Нил, сейчас уже не помню) кричит Реди ! (в этот момент мы должны нырнуть рядом с БУЕМ и спуститься к ребятам) и я не вижу буя !!!!!!!, а вижу ласты Димы Подольского и понимаю, что надо срочно нырять, иначе мы ребят визуально потеряем. Я ныряю и кричу Диме, Саше и Вове, чтобы они готовили буй, потому, что ребята оторвались, а сам начинаю дрейфовать над ними, чтобы не потерять их. Оксана поднимает голову, я ей показываю, что все ОК, мы контролируем ситуацию, она мне отвечает, что поняла. Они втроем берутся за руки, я вижу, что ситуация под контролем, успокаиваюсь и начинаю дрейфовать над ними, время от времени контролируя где находится бот. Дима Шутченко в этот момент нырнул под бот, снял буй и команда суппортов ОЧЕНЬ БЫСТРО сделела новый ходовик, кинули его нам, ребята почувствовали опору и я понял что все будет хорошо.

Что мне не понравилось :
- у Гены была моностропа и мы не смогли ее снять в воде. Не стали резать ее, начали буксировать его с Оксаной.
- Что меня поразило……, может я зря это говорю, но Гена вышел на бот в 20-литровой спарке (в таком состоянии!)


 


Возврат к списку

© DivePlanet 2022